August 6th, 2013

mbw

Козьма Прутков был незнаком со мною,

иначе не утверждал бы, что есть только три вещи, единожды начав которые, трудно остановиться. Их куда больше! У меня, собственно чуть не все вещи такие.
Ну, что мне трудно прекратить читать, играть или еще как-то развлекаться и начать наконец делать что-нибудь полезное, это понятно. Бесконечные "вот только до главы" и всякие прочие "вот только..." и "ну еще чуть-чуть".
То, что мне трудно прекратить что-нибудь умеренно приятное ради более приятного, уже вызывает вопросы, но тоже как-то объяснимо - процесс перехода мне не нравится, а он возникает прямо передо мной и заслоняет блестящее будущее.
Но вот то, что мне трудно прекратить единожды начатый и некоторое время продолженный неприятный процесс и пойти уже пить пиво заняться чем-нибудь более привлекательным, я разумно объяснить не могу. Главное тут - "некоторое время продолженный", то есть, я должна втянуться; начать и тут же бросить со словами "а гори оно!" - это я запросто, равно как и откладывать необходимое на потом. Но если втянулась, то ой. Это не перфекционизм - мне хочется не то чтобы доделать до конца, скорее сделать еще чуть-чуть, "докосить до яблони" так же, как "дочитать до главы", и так же потом докосить\дочитать до следующей. Очень помогает делу монотонность процесса, резкая смена деятельности позволяет выскочить из колеса (разве что разные виды деятельности сменяют друг друга часто и одинаково: "скосил 10 метров, отнес траву на кучу, скосил 10 метров, отнес..." воспринимается как единый процесс, а "скосил траву под яблонями, потом собрал падалицу" - нет).
Я всё сельхозпримеры привожу, но там-то мне теперь просто - спина или другие проблемные места быстро кладут конец дурному героизму. А вот деятельность менее физически утомительная способна довести до ручки. И сил уже никаких нет, и остановиться не можешь.
К психиатрррру, к психиатррру!